• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:43 

Эх.

Скажите мне вашу мечту, и я скажу, чем вы за неё заплатите.
А ведь я по нему скачаю. Как бы я от себя не пряталась, как бы не маскировалась и цинично усмехалась - его заинтересованность пробили во мне брешь. Пожалуй, впервые в жизни...
Да чтоб меня Ящер побрал! По кому я скучаю?! По звуку аськи?! По нику, который присущ немецкой овчарке - Alex?! Да, да, да... Именно так.

08-12-2008 17:55

Такой уж я человек. 15 лет, люблю весь мир, ненавижу хрюсов, готовлюсь поступить на истфак, неисправимый романтик, видящий в людях только добро... А любви не было, нет и не будет. Неприятная судьба, не так ли? Ну и фиг с ней, с этой любовью. Что Макошь спряла, то не перепрясть.


23-12-2008 19:15
Чёрт, вот почему всё дерьмо льётся только на меня?! Почему мне уже и любить счастливо нельзя?! Второй раз, второй то же самое - замкнутый круг! У меня душа же живая, ну не может она такого выдерживать! Всему конец наступает! Или сломится моя воля, или душа разорвётся...
Я уже давно поняла эту оригинальную закономерность - если меня полюбят, то я стану таким же безликим серым существом как и большинство молодёжи, если МНЕ мучаться приходиться, то вы что, это ж святое... Всё во имя науки и самосовершенствования! Чувствую, один сегмент останется незаполненным. На всю жизнь.

настроение: Безжизненное
хочется: свернуться калачиком и очнуться пташкой
слушаю: тишину

Итак, запираю свою душу цинизмом и притворной жизнерадостностью и бодро шагаю дальше по жизни к тому, для чего и была рождена, спасена от смерти дважды, - к Познанию! Забываю Ваню, Тимофея, Сашку-Шуру, и вперёд... к регрессу мирового прогресса чувств?..

18:34 

???

Скажите мне вашу мечту, и я скажу, чем вы за неё заплатите.
Знаете, тут намедни хотела сказать что-то. Что-то очень умное. Ну хрен с ним, с умным. обойдётся.

18:27 

Тесты

Скажите мне вашу мечту, и я скажу, чем вы за неё заплатите.
БАБОЧКИ И ОГОНЬ
Три бабочки, подлетев к горящей свече, принялись рассуждать о природе огня. Одна, подлетев к пламени, вернулась и сказала:
- Огонь светит.
Другая подлетела поближе и опалила крыло. Прилетев обратно, она сказала:
- Он жжётся!
Третья, подлетев совсем близко, исчезла в огне и не вернулась. Она узнала то, что хотела узнать, но уже не смогла поведать об этом оставшимся.
Получивший знание лишается возможности говорить о нём, поэтому знающий молчит, а говорящий не знает.

aeterna.ru/test.php?link=tests:25523

14:28 

Меры и религии. Мера религии?..

Скажите мне вашу мечту, и я скажу, чем вы за неё заплатите.
НЕВЕРОМЕР


Тест определил, что вам близки сразу несколько типажей, а именно:

Апатеист (равнодушный атеист): 100%
Ммммм.... Да какая разница? Апатеисты предпочитают не верить, поскольку верить сложнее, чем не верить. Зачем вводить лишние сущности, знаете ли. Это люди, которые, скорее всего, не будут спорить о религии, даже если поп будет махать кадилом прямо перед их носом, поскольку спор на тему религии - это нелепые телодвижения, которые того не стоят. Лучше мануал почитать какой-то, что ли.

Духовный атеист: 100%
Самые классные люди во Вселенной - это духовные атеисты. Большинство из них не были воспитаны в религиозных семьях или сообществах. Они концентрируются на том, чтобы сделать мир лучше. Они понимают, что смерть - это просто одна из составляющих жизни. Что будет после смерти - будет после нее. Поживем-увидим.

Остальные типажи:

Воинствующий атеист: 58%
Теист: 33%
Агностик: 17%
Научный атеист: 67%
Озлобленный атеист: 67%


Из той же серии:
Другие тесты на нашем сайте:
# Религиометр - какая религия тебе ближе?
# Религиометр.lite - для ленивых. То же самое, что и религиометр, только религия определяется гораздо быстрее. Некоторые говорят, что и эффективнее
# Йожегометр - а что ты знаешь о ёжиках?

09:42 

Старые записи. Время.

Скажите мне вашу мечту, и я скажу, чем вы за неё заплатите.
Время.

Быть сторонним наблюдателем - дело тонкое. Все мы в коей-то мере ими являемся, но не все понимают, каково это быть на самом деле. Я уже несколько лет подряд (сколько? года два, может, один, но в моём случае это несоизмеримо много) вижу в одно и то же время, на одном и том же переходе через дорогу молодую пару. Я иду в школу, а пухлая девушка с ярко-рыжими волосами и ходощавый парень в кожаном плаще и в сапогах с заклёпками - в техникум, который находится в минуте ходьбы от моего дома. Всё бы ничего, ну пара и пара... Да, так видится тем зачерствевшим в собственном невежестве душам, что "указатель принимают за место назначения", а то и вовсе за нулевой вектор (курс физики, 8й класс). Сегодня они шли вместе, держа друг друга под руку, и не грубо хохотали, как обычно, а мило о чём-то ворковали. А рубашку девушки топырило тяжкое чрево...
Не думаю, что я их узнала бы. Мне показались знакомыми сначала неестественно яркие волосы, и только затем - лица. Из-за плохого зрения мне удалось заметить только бушующее пламя волос в обрамлении мрачных рокерских нарядов и нечто странное, явно не вписывающееся в их стиль.
В такие мгновения, когда происходит осмысление увиденного на уровне всего лишь каких-то воспоминаний, мне хочется невольно потянуться к ним краешком собственной души и вспомнить всё, что было с ними связано. Ведь немногое: стекольно-прозрачное небо, пыльная дорога, запах выхлопов, стены техникума цвета психушки и золотое зарево пожара восходящего солнца, из которого выплывают лоснящиеся машины.
Да, долго, да, нудно. Индивидуально для тех, кто никогда не читал доказательство теоремы, привожу её вывод: жизнь быстротечна, даже три месяца твоего не-присутствия, не-наблюдения, могут кардинально изменить чей-то личный мир.

09:32 

Я тут подумала, может, мне изредка публиковать здесь свои рассказы?.. =)

Скажите мне вашу мечту, и я скажу, чем вы за неё заплатите.
Когда-то давно меня звали Дидат, что на нашем языке значило «священный». Не знаю, так ли это. Ибо никто меня не осудит и не похвалит за мою бесцельно прожитую жизнь. Как издревле водится в бравых рыцарских балладах, я – по¬следний дракон на Земле. Прошло то время, когда консервные банки, гордо именующиеся рыцарями, ни за что склады¬вали головы перед порогом моего жилища. Честно скажу, я до сих пор не пойму, зачем им понадобилось класть жизни за неких Аннет, Жозефин, Джульетт? Девственницами я никогда не питался, кукл-принцесс никогда не воровал. Незачем было. И сейчас – незачем. Мне, старику, доживающему последний век, от этого мира нужны лишь покой и тишина. Огонь молодости боле не греет моё нутро. И в прямом, и в переносном смыслах. А огонь, если подумать, мне не нужен. Ничто не охраняет моего спокойствия лучше, чем куча догнивающих тел возле моего жилища. Сразу смельчаков вра¬зумляет, знаете ли.
Я не любил и никогда уже не полюблю. Последняя дракониха, Азилла, отложила яйцо в кратере спящего вулкана. Когда началось извержение, она не сумела как следует схватить яйцо, что сохранить его. И осталась с ним в кратере. Я прекрасно помню эту гибкую, хрупкую самочку. Я помню, как отчаянно она пыталась побороть огненную стихию. Как хваталось за яйцо, словно за протянутую соломинку. Как уходила вниз, в жерло. Если бы не то извержение, я сейчас был бы дядей – Азилла считалась женой моего брата. Брат, кстати, тоже погиб: улетел за океан и не вернулся.
Я не могу летать. Два года назад, когда у меня были хоть какие-то силы, я веселился над океаном наравне со штор¬мом. Небо и море тогда слились в один мир: надо мной клубилась монолитная тьма, подо мной бурлила водная стихия. Смешно подумать, но это я тогда вызвал шторм. Океан и грозовые тучи ненавидят тех, в ком ещё остался огонь. Волны вздыбливались надо мною, стремились поглотить, сожрать, как поступили когда-то с моим братом. Огонь молодости во мне ещё только начинал затухать, и потому я носился между гребнями, взлетал над ними не очень высоко. Мне было приятно ощущать на побитом паразитами животе ледяную воду. Мне было приятно знать, что грозовые облака устроили эту свистопляску для меня. Что бы сжечь, уничтожить… Всё во мне ликовало. Тогда и отнялось правое крыло. Я даже не понял, сломано ли оно об волну или по старости лет сырости и холода забоялось. Следующий гребень подхватил меня и с силой вдавил в океанскую пучину.
С тех пор у меня собралась целая коллекция хронических заболеваний.

***

Это утро выдалось серым и тоскливым. За ночь с горизонта наползли облака и накрыли облюбованный мною пере¬вал. Тучи клубятся, навевая неприятные воспоминания. Я знаю – над перевалом они задержатся надолго. Скинут на моё жилище несколько тонн воды и, чистенькие, освобождённые грязно-серыми барашками спустятся на равнины. Знаем их, барашков этих.
Хороший день, чтобы свернуться кренделем в насквозь отсыревшей пещере и проспать до конца недели.
Но кого-то не вразумила и куча трупов, сваленная у подъёма на перевал. Я отчётливо слышал цокот подков и лязг железа. Ещё один?
Я не могу пренебречь правилами гостеприимства и выглядываю наружу. Как бы смешно это не звучало, но под че¬шуёй пробежал озноб от неимоверного холода. Промозгло-то как… Рыцарь остановился не сразу. Ну неужели так сложно заметить торчащую у входа клыкастую, рогастую и чёрт знает каковскую ещё морду?! Нет, остановился: упёрся копытами храбрый конь. А дальше – ни-ни.
Я одним махом высигнул на середину площадки и нахохлился. Конь истерично завизжал и бросился было назад, но рыцарь натянул поводья до предела. Конь со всадником валятся наземь, я слышу тихий вскрик боли. Опечаленно выды¬хаю струйку пара. Не то поколение пошло, не то.
Конь тут же вскочил и, задрав хвост, поскакал подальше от перевала. Рыцарь кое-как поднимается, гремит сплошными латами. Из ножен появился двуручник с шипами у основания лезвия. Я сравнил свои когти с его клинком, чешую с бронёй, с сомнением окинул взглядом самого рыцаря и от удивления чуть расправил крылья. Собравшийся на¬пасть воин шуганулся назад, щит с эмблемой золотого единорога закрыл половину его тела.
Скажу честно – я удивился. Обычно жалкие людишки перед началом боя клялись именами каких-то женщин и гро¬могласно обзывали меня Диаволом. Настолько громогласно, что от соседнего ледника что-нибудь да откалывалось. И мне приходилось разгребать завалы.
Рыцарь, надо отдать ему должное, страх пересилил. Он осторожно, по дуге, начал ко мне приближаться. Но, знаете, плевать я хотел на эти консервы. Всего в километре отсюда бегал конёк. Пухлый такой, упитанный; а я уже месяц на диете сижу. Я не удивился, когда рыцарь полоснул меня по лапе мечом. На клинке появились новые зазубрины, а на че¬шуе – пара лёгких царапин. Моя морда как-то сама собой продемонстрировала парню жутковатый оскал и неровные ряды гнилых зубов. А уж запашок пошёл… Хоть и стоит пасмурная, совсем не приемлемая для старческих костей по¬года, мне хочется поиграть с жертвой. Как в молодости.
Я не стал прыгать на незадачливого воителя, не стал и ломать тому хребет. Взметнулся кверху, расправил больные крылья и… нет, я не издал душераздирающего рёва, от которого дрожат горы. Мне помешали. Точнее, помешало. У ос¬нования шеи, в груди что-то гулко бухнуло, и я едва не опрокинулся. По всем членам моего тела прошла какая-то болез¬ненная слабость. Лапы подогнулись, и я опустился наземь. Стало неимоверно стыдно.
Рыцарь метнулся назад, и только поэтому я его не раздавил. Он вынул из поясных ножен метательный нож, тот по¬летел мне прямиком в ослепленный бельмом глаз. Я ехидно нагнул голову, и нож безобидно отскочил от надбровной дуги. Рыцарь тоже отскочил, но уже от меня. В полном доспехе, да ещё скачет, аки козёл горный.
Я вытянул шею и раскрыл пасть. Но опять ни звука. В груди бухнуло сильнее, лапы подломились, а тело рухнуло на мокрые камни. Я знал, что отведённое мне время вышло. Идёт дождь. Выше и правее перевала гремит гроза.
Пока мой освобождённый дух летел на Солнце к сородичам, я успел заметить, как вокруг некогда МОЕГО дряхлого, иссохшего тела радостно прыгает рыцарь. Затем он принялся отпиливать голову. Хотелось бы мне знать, что он с ней де¬лать собирается.

***

Я уже на Солнце. Никого пока не встретил, ну да это не важно. Первородный огонь выжег из меня последнюю тоску и сырость, избавил от озноба. Суставы на крыльях больше не болят и не скрипят, как несмазанные колёса. Но самое главное – моя гортань вновь может извергать пламя. Ведь когда-то я был могучим. Я был Дидатом.
Вот я вижу свой перевал. Молния ударила в соседний ледник. Длинно, протяжно. С жутким гулом и грохотом, слы¬шимым даже на Солнце, половина ледника опасно накренилась над перевалом. Рыцарь вскинул голову. Готов покля¬сться, что лицо у него белее снега. Ледник медленно, величаво скользит вниз, подминая под себя обломки скалы. Рыцарь суетится, судорожно дёргает меч. Но тот накрепко засел в охладелом трупе. Ледник спустился ниже, ниже…
Гора льда и лежалого снега погребла под собой последнего дракона и тела тех, кто осмелился посягнуть на святость Огня.


Ловля злых зверей

главная